пятница, 26 июля 2013 г.

Северобалтийское турне. Часть первая. Хождение за мукой.

… Хорошо, хорошо! – Поднимаю ладони в примиряющем жесте, дожидаюсь, пока стихнет гомон, затем продолжаю: «Вот тут в первых рядах очень интересуются, как так, мол – в мае куда-то ездили, и молчок! Неужто задинамить поездочку решил, ни слова не написал…»  Все будет, наберитесь терпения, еще чуть-чуть осталось J.  Казус не в том, что мне лень тыкать в кнопочки и описывать зочьи восторги, а в том, что поездка в этот раз как-то сама-собой получилась двухсерийной, с первой серией в мае, а второй – в конце июня. В конце-концов, я же вам не Никита Михалков с «тремя ТЭ» в кармане, чтобы выпустить в свет «абычо», дабы через год (натужно думая, чтоб такого выпустить еще) подсунуть вторую серию, так что – вот оно, начинается. Итак, прошу к столу, вскипело. (с)


                Повсеместное обилие гаджетов и пальцетыкательных электронных панелей вносит свои коррективы в досуг современной молодежи. Возрастной ценз не ограничен пубертатом и предпубертатом, а сползает прямо-таки к самому что ни на есть младенчеству. (Журнал «Здоровье», раздел «Дети и родители: развиваемся вместе» Неизданное, 2013). Мягкие осязаемые игрушки соседствуют с виртуальными неосязаемыми. Порой, увлечение компьютерной игрой получает продолжение в жизни реальной. Разноцветные разъяренные птички, детище финских специалистов, материализовались в виде тематики игровых площадок и парков. Прознала Мама-Маша про такой вот парк, мне поведала, и стали мы думать, да гадать, как бы детей туда свозить, пока то самое предание свежо. Первый Парк Angry Birds появился на родине злобных птах, в парке развлечений «Сарканиеми», города Тампере, Финляндя. Началась обычная игровая стратегия – найди, прикинь, подгадай, просчитай и т.д. Подобная приятная возня располагает к философским размышлениям и росту туристических амбиций, особенно в приятном ожидании майских каникул. В пригороде Турку – Наантали- располагается парк-музей Мумми – Троллей, в который мы давно хотели попасть, а все не срасталось: то ветер не в ту сторону дует, то совесть на мозжечок давит, дескать, хорошего понемножку. Теперь же азарт пересилил остатки зимней хандры, и решение было принято: одобрям-с! Нарисовали себе легенду, нашли отелей, забукали всего, чего хотели, стали рисовать обратный пуууть… Вот парадокс: все нас как-то тянуло на Родину не вдоль Финского залива, а поперек. Компасу и логике вопреки.  Тщательней надо, ребят! Таллинн мигал огнями и манил воспоминаниями.  Собственно, даже не он сам, а городок на юго-востоке Эстонии – Тарту. Старый, древний, с университетом, научно-техническим музеем «Ахха» и прочими ништяками.  Глядя на карту (надо сказать, что Максим присмотрел в книжном магазине отличный атлас автодорог Европы, за что ему отдельное «спасибо»), вспомнили о музее Мюнхаузена, что в Саулкраста, близ Риги.  Риги? Кто сказал Риги? Я вообще молчал, «оно само» (с) Максим. Значит, близ Риги. А потом в Терветте-парк нам тоже как-то захотелось, и в Вильнюс. Хоть на минуточку… Стали рисовать дальше – вроде, и Минск вот он. Во всем организме свербило, и что-то, пока не познанное, так и рвалось наружу. Классики обществознания именовали сей процесс единством и борьбой противоположностей, мол, как бы и рыбку съесть, и на велосипеде покататься. Задачка не из легких, ясно же.  Козьма Прутков про необъятные объятия дал понять весьма отчетливо: не пытайся. Ну а мы что – «А я такой, а я упрямый…» и далее по тексту… Даже как-то по времени умещались… Кратенько, сжато. Присмотрелись – ан нет, не сжато – скомкано. Стали копать глубже, стало еще интереснее. В тех районах Финляндии, кои мы собирались посетить, жизнь просыпается от зимней спячки к середине июня, а до тех пор все работает в каком-то странном энергосберегающем режиме, то бишь, попросту говоря, холодно еще. Вот незадача-то… Подумали мы, подумали, и решили  разделить турне на весеннюю и летнюю сессии. В мае решено было ограничиться Ригой с музеем Мюнхаузена и Терветте-парком и, проездом через литовский Паневежис, сосредоточиться на Минске. Мумми-троллей и Angry Birds оставили на лето. Если получится. (Это вот я так мягко на вторую серию щас намекаю.)
                Таким вот хитрым образом наш краткометражный фильм о жизни отдыхающих, превратился в двухсерийный блокбастер. Эпопея бронирования отелей и подгона дат закрутилась по-новой. Как итог – даты определены, отели выбраны, годовые визы получены. Что настораживало: как-то уж все гладко складывалось и легко получалось. Как говаривала наша школьная «физичка»: «В природе действуют только два закона: Закон сохранения энергии и Закон подлости.» Судя по дате предполагаемого выезда – 1 мая, второй закон должен был сработать, да не один, а с компанией.

                Предчувствие его не обмануло… (с)
     Помня прошлые мытарства (через большое бетонное кольцо), решили ехать через Москву. До Москвы доехали быстро, а дальше… Как полагается, влипли на МКАДЕ. Были к этому готовы. Терпеливо докатили до Минского шоссе, наивно полагая, что вот щас прям полетим. Однако, взлет затянулся: «Я просто не разбегусь. Даже если и разбегусь, то уже не оторвусь…» (с) Обалдевшие от хорошей погоды дачники, хаотично-жизнерадостной толпой, водрузив на крыши своих седанов и прочих рыдванов диваны и холодильники, а салоны – набив ящиками с рассадой, заполонили все доступное дорожное полотно. Неуправляемая и слабоконтролируемая, груженая автодачная масса, подобно квашне в кадке бабушкиной кухни, пыхтела и тужилась, увеличиваясь в размерах, вываливалась за границы отведенного пространства, лезла изо всех московских щелей, и осаживаться не собиралась. Пробка растянулась до Вязьмы. Одна большая пробка. Такого я не видел даже на нашей «Горьковке». Пробираемся мы по этой тошнотворной пробке, я начинаю ворчать, мол, понавыезжали из своей нерезиновой, со своими же помидорами и лопатами. Ух!.. Ворчу дальше: «Убей дачника…» Даша, не отрываясь от планшета, метко и спокойненько так добавляет: «Лопатой». С этим вот тезисом про дачника на устах и двигались дальше. Со всеми этими приключениями в Белоруссии были сильно вечером. Мама-Маша так настойчиво спрашивала, не устал ли я, что я и впрямь устал, и Белорусские дороги осваивала уже наша Марусевна, в то время как я мирно дремал на соседнем сиденье. Дети терзали планшет, книжки, играли в какие-то игры, Даша развлекала Макса, как могла и даже больше, Макс в долгу не оставался и развлекал всех, благо с чувством юмора у обоих зоков все в порядке. Надо сказать, что Дарья готовилась к поездке серьезно: взяла специальную тетрадь и сделала «Дорожный сборник», подборку игр, прибауток, загадок и рассказок, снабдив это все подробными и затейливыми иллюстрациями. Максим увлеченно слушал сестру, хихикал, когда Даша голосом диктора на радио, обращалась к нему совсем по-взрослому. Наша вялотекущая пробка едва волочилась по шоссе, меж тем завтрак-то давно кончился, а обед еще и не думал начинаться! Напряжение на заднем сиденье, где располагались зоки, нарастало с каждой минутой. «Мам, дай орешков? - в один голос попросили зоки, -  Нам надо, - репортаж делать!» Мама-Маша улыбнулась, и орешков дала. Целый пакет. Радостно зашуршав оберткой, набив рты орехами, дети начали: Итак, мы ведем наш репортаж из рено Меган, который пытается мчаться по жуткому шоссе. Сегодня из нашей программы вы узнаете: Легко ли ехать в пробке? Куда едут дачники? И, наконец, орешки, спутник путешественника – друг, или враг? Все это им многое другое прямо сейчас! Вот в таком духе, в такой обстановке, ехали мы, ехали, пока совсем не проголодались. Обычно мы берем с собой практически готовый обед, дабы разложив походный стол, нормально и привычно пообедать. В этот раз мы с Мамой-Машей как-то друг друга не поняли, и обеда как такового не взяли. Ваще. Колбасная и сырная нарезка – не в счет, эт так, ерунда на постном масле. Самое обидное оказалось в этой ситуации то, что кафешек и ресторанчиков на трассе нет. Что делать?.. И.. .Вот оно, чудо! Видим знакомый зеленоватый заправочный комплекс BP. Ура! Дети аж завизжали: «Хотим улиток!»  Решили свернуть. Смотрю, вся дачная московская братия, при виде привычной картинки, рванула в сторону заправки. В общем, чем-то мы там пообедали даже, не только улиток с чаем пожевали.
Великое стояние на Угре.
    К Латвийской границе подъехали около 11 вечера. Приметив хвост из грузовиков, самодовольно хмыкнув, обходим их слева, прикидывая, как «мы сейчас быстренько пройдем погранконтроль, но все-таки, елки-палки, в-Риге-будем-поздно-ночью-точнее-даже-рано-утром». Как мы ошибались. По мере приближения к пропускному пункту, непонятная тревога, продиктованная явно тем самым вторым законом, нарастала, и в итоге превратилась в панику, когда мы увидели перед собой длиннющий хвост легковых машин. Сходив на разведку, уяснил: дергаться бесполезно, - старики, дети, беременные – все стоят в одной очереди.
Смеркалось.
     Кто-то периодически шуровал по обочине, полыхая синими огнями, а после, спустя каких-то пять минут, медленно катил обратно, стыдливо пряча глаза и кляня, на чем свет стоит, остальных несговорчивых участников концессии. По цепи передали: перейдем только к утру. Что ж, устраиваемся на ночлег. Дети с подушками, укрытые пледами, так в обнимку безмятежно и проспали всю ночь. Очередь вяло, но все же двигалась, кто-то из водителей то и дело засыпал, тогда из следующей за ним машины выходил заботливый некто и тихонько стучал в окошко – будил.
Светало.
     Проснулись дети. В такой вот необычной обстановке (совсем не так, как предполагалось) Максим встретил день своего рождения. Вручили ему подарок прямо в машине, чему он оказался несказанно рад, и стал собирать золотого Лего - дракона, чего ж откладывать свидание с мечтой. J Опять же – время в игре проходит незаметно.
     Перед нами в очереди машин стоял Nissan Note с украинскими номерами. Пестрая компания из четырех молодых людей без ярковыраженных гендерных признаков периодически выскакивала из авто на улицу – покурить. Каждые пятнадцать минут, а то и чаще. Уж сколько они выкурили – не знаю. Мне от одного созерцания этого безобразия не по себе было. Подъезжаем к шлагбауму.  Перед нами этот самый Note. Водитель – явно фрик – «стиляга тонконогий, папина победа» (с) – стоя под камерой наблюдения, видимо о чем-то вспомнил, бодро выскочил из машины, открыл багажник. Достал двадцатилитровую пластиковую канистру с бензином и давай пытаться свой драндулет подзаправить. Тоже мне, Карслон нашелся – на ходу заправляться. Бензина в бензобак попало сильно меньше, чем пролилось мимо. Текло куда угодно: по борту автомобиля, фрику в карман, на руки, на ноги, на асфальт, но только не в бензобак. Поняв бесперспективность занятия, чувачок решил закруглиться и взять тайм-аут, т.е. – подумать.  Похлопал себя по карманам в поисках подручного материала для раздумий, уже потянулся за пачкой… Наблюдаем за этим, глаза наши все круглее и ширее.  Через полуоткрытое окно бензинчиком намахивает так, что лишний раз на сиденье поерзать стремно – а ну как заискрит!.. «Ну, - говорю вслух, - теперь давай, закури еще! Мало нам приключений». Тут, видимо, все-таки в прокуренных мозгах отыскался чистый закуток, он-то и забил тревогу. Фрик, убрав канистру обратно в багажник и изобразив ветряную мельницу («сушится, бедняга», - прокомментировала Мама-Маша), забрался обратно в машину. Далее мы столкнулись с этим перцем в Латышском таможенном павильоне. От парня разило бензином так, что были б мухи – дохли бы. Парниша бодро зачирикал на латышском, заполняя декларацию, заодно, видимо, объясняя, что ничего «такого» он не везет. Слова же: БЭНЗИНАС и ЦИГАРЕТАС понятны и без перевода. Так вот, при упоминании этих понятных слов, таможенник встрепенулся и переспросил (я щас вам сразу интерпретирую, чтоб вы по словарям не лазали):

- Шо, бэнзинас и цигаретас есть???  (Есть чо?)
- А шо, низя? Я-таки низэнько! (Как договаривались.(Подмигивает))
- Та ни положено же ж! (Ага – я видал, как ты мимо проливал!)
- Та ну товааарищь страшный таможенник, я ж для сибы тока прихватив трошки…
(Совесть имей – щас курточку выжму – пол-канистры нацедим, чуешь?)…

   Наконец-то, сие адово мероприятие завершилось, и мы вырвались-таки на латышские просторы… Дети запричитали о желаемом завтраке и нудных таможенных процедурах – мол, какой-то слишком уж длинный переход границы получился. Зоки, говорю, я в вашем возрасте про переход границы только в книжках про пограничника Карацупу читал, а вы диспут целый затеяли на тему оптимизации логистических цепей в условиях Нечерноземья. Хотя,  по правде говоря, стояли мы без малого двенадцать часов, да и есть хотелось очень-очень.  После часа езды стал зевать – сказывалась суматошная ночь накануне выезда, нервотрепка первого дня пути, та же нервотрепка на границе. Спасла ситуацию снова Мама-Маша. Пристроившись на пассажирском кресле и совсем уж было потеряв связь с реальностью, получаю телефонный звонок из отеля в Риге. Звонила Надя и, волнуясь, спросила, где мы потерялись, дескать, вообще что-то странное творится, половина гостей в отель так и не въехали. Объяснил ситуацию и отключился. Проснулся где-то уже совсем под Ригой, сменил за рулем жену, приехали в До-До. Стоит ли говорить, что нам там были рады? Стоит? Так говорю: «Нам там были рады». Даже очень.
   Надо сказать, что в Риге у нас было намечено два пункта обязательной программы: посещение научно-технического музея и музея Мюнхаузена. Если с Мюнхаузеном все более-менее просто – приезжай и смотри, - то с "Tehnoannas pagrabi" – техническим музеем – ситуация более сложная. Музей маленький, просто так в него не попадешь, нужно записываться заранее. Замечательная и неповторимая Карина записала нас на 2 мая, в 16 часов. Нашу малочисленную группу приклеили к латышской сельской школе. Так вот, прискакали мы в До-До в 15-00, а в 16 у нас уже свидание с рижской наукой и техникой назначено. Ринулись в душ, вызвали такси, в 15-50 были у нужных дверей. В руках красные гвоздики, во рту крем, в ушах розочки. На лапах боты, на брюхе банты, а по бокам от носа аксельбанты… Постучали три раза, пароль сказали, как полагается.
     Поскольку мы были прилеплены к группе латышей, то ждали эту самую группу. Когда она материализовалась, курлыча по-своему и сдавая одежду в гардероб, мы скромно стояли в уголке, насвистывая Арию московского гостя. Про восприятие латышского языка я уже писал, однако, в таком количестве и в замкнутом пространстве слышать его до тех пор не приходилось. Не понятно вообще ничего. Иногда складывалось обманчивое впечатление, что промелькнула фраза на английском, тут же сдобренная немецким словечком.  Потом наш гид сжалился над нами, отправил сельчан пинками под купол планетария, а сам занялся  нами. Музей являет собой сборище головоломок, технических штучек, демонстраций различных эффектов и прочих инсталляций. Пружинки, деревяшки, проволочки, шарики-кружочки… Забавно – попадались, в основном, головоломки из нашего советского прошлого. Прокомментировал сей момент вслух. Гид – парень, наш ровесник – поддакнул и одобрительно как-то закивал, мол, да – было время. Взял я одну проволочную штуку в руки – говорю: «Такую вот мы в школе на уроках труда делали.» Он мне в ответ: «Точно, мы тоже!» Смотрю, рядом на полке стоят кофемолки – всяки-разны: от мельничек до бункерных Бошев и т.д. «А где же Страуме?», - спрашиваю. Ну... замялся парень – у нас таких теперь и не сыщешь… - А у нас есть, говорю. - Везучие, поддакивает он. Приметил в углу колонки «Радиотехника», поговорили и про них. Сейчас они, говорит парень, колонки не выпускают, но выпускают какие-то супер-пупер микрофоны студийные. Очередь за ними на год, аж до самого Парижу. Что ж, поверим на слово. Показали нам в музее природу водоворотов, торнадо… огненных торнадо… Продемонстрировали мыльные пузыри с пропаном. Бахают зачотно. Лекция велась на латышском, парнишка нам по ходу дела что-то переводил, благо, все было настолько наглядно, что и слов-то сопроводительных, по сути, не требовалось. Главной отличительной чертой Pagrabi, как считают и сами организаторы, является то, что музей этот живой, настоящий, сборник, коллекция, а не коммерческий проект, как, скажем в Швеции, Хельсинки, Тарту и Москве. Не знаю, не знаю. В хельсинкском музее «Эврика» нам очень даже понравилось, хотя, конечно, коммерческая жилка там ощущалась явно, а в Тарту, в «Ахха» мы еще, к тому моменту, не были.  Во время всей экскурсии Руководитель латышской группы всячески помогал Максу (с его малым ростом). То поднимет, то подсадит, то покажет, куда пройти, чтобы видно было. Одним словом, способствовал укреплению русско-латышских отношений в отдельно-взятом регионе.  Макс не возражал, хоть и восторга открыто тоже, не высказывал. Вообще, дети наши оказались к удивлению гида любознательны и просто любопытны. Как он рассказал, обычно приходит группа, взрослые давай головоломки крутить, ребусы гадать, штучки-дрючки крутить, а дети сразу достают из потаенных мест свои гаджеты и пароль от Wi-Fi выпрашивают. Прогресс и деградация, мол, в одном флаконе. Наверное… только, думается мне, кто ж их тут теперь на уроках труда головоломки заставляет делать, да и просто бумажные книжки читать?.. Свободная Европа со свободными нравами… Нате вот…


Оказывается Даша не намного ниже Гагарина ;)

Мальчишкам все неймется: то залезть незнамо куда, то на гвоздях всамделишных посидеть...


Сей аттракцион пользуется бешеной популярностью. 
Как оказалось, вбить гвоздь в бревно нынче может далеко не каждый... 

   После Pagrabi отправились мы пешком, дабы хоть немного взбодриться (ибо снова стало клонить в сон),  в направлении центра. Добрели до Елизаветинской улицы, нащупали Лидо, поели так же, почти на ощупь, и отправились в отель. Тут силы детей стали покидать, и Макс демонстративно сполз прямо на тротуар. Пришлось взгромоздить мальца-удальца на шею, где он тотчас же приободрился, песни запел, и стал указывать правильную дорогу к отелю. Вроде и исполнилось Максу только семь, и комплекции он, мягко говоря, не упитанной, а весит… Всю шею отдавил. Знай себе – сидит, ногами болтает, песни поет. Даха рядом идет. Сопит, бедолага, устала сильно, ворчит в пол-голоса, но терпит. Стоически переносит. Идя. То есть… Идет стоически. Оксюморон какой-то навертелся. Пришли в До-До и сразу упали спать. Кажется, ночью мой мозг через мой же рот с кем-то разговаривал по телефону, о чем-то договариваясь. Наутро оказалось – с Кариной. О поездке в музей Мюнхаузена.


У зоков в руках шарики по случаю ДР Макса :)

    Утром Карина приехала к нам в отель, откуда мы все, после обнимашек и обмена подарками, отправились в Саулкраста, в музей. Навигатор наш, как обычно, сдох еще на подъезде к Риге, поэтому ехали по привычке и приборам. Добрались. Походили, посмотрели, погуляли, подурачились. «В этом доме-усадьбе с такого-то по такой-то год  жил  и работал барон…» Такую табличку хотели вы увидеть на стене домика? Может, она где и есть, мы не приметили. Внутри дом являет собой самое простое двухэтажное сооружение. Первый этаж – жилые покои барона с женой и описанием их незавидной судьбы, второй этаж – выставка восковых фигур. Эээ… так или иначе имеющих отношение к Латвии. Дети прислонялись к фигурам, выражая озабоченность: «Кто все эти люди???»  Поскольку дать полноценный ответ мы не могли, а надлежащие разъяснительные субтитры под персонажами отсутствовали, вопросы в большинстве своем оставались без ответа. Вот на улице же зоки оказались в привычной среде: Детская площадка, выполненная в стиле пиратского корабля, увлекла их и пучина веселья поглотила их, казалось, навовсе. В веселое бозобразие, по обыкновению, были вовлечены и мы, родители (Для кого-то – взрослые, но для самих себя -  те же дети, только немного с другого ракурса), и само-собой - Карина. Все остались довольны. Вобщем, если вы едете по балтийской трассе из Таллинна в Ригу, вдоль Рижского залива, стоит заехать в этот самый музей, да.





Товарищ гросмейстер, вам мат... 












Ну дай порулиииить... 

   Вернулись в Ригу и оно как-то само-собой полезлось в чайный домик. Карина забрала Сашку из сада, дети возились втроем, родители тоже. Волею судеб, здесь же в Риге, проездом, находилась наша посадская подруга – АннаБЭ. Заманили её в чайный домик, а после -  на променад по старой Риге. Казалось бы: при чем здесь еще один посадский друг? Да, он тоже был в Риге, и тоже совсем случайно. Созвонились. Договорились встретиться в ресторанчике. Воооот… он пришел. Сидели за высоким столом, болтали, смеялись, незлобно покрикивая на латышей, чтоб сделали музыку потише! Зачем? -  спросите вы. Отвечу. У очередного нашего общего посадского друга в этот день – день рождения. Нащупали в ресторанчике Wi-Fi, присосались, подключили скайп. Изображение получили, а звука нет. Не слышно поздравляемого. Вот и просили – потише, мол, рижане, мы тут поговорить пытаемся. Пришлось аудиосвязь осуществлять по телефону. Телемост состоялся. Есть что вспомнить. Со звуком же все оказалось просто: дети выключили его на планшете, дабы не мешать взрослым мило и тепло беседовать, а заодно не пугать посетителей ресторанчика криками и воплями из Ninjago. Разбрелись мы по местам временной дислокации весьма довольные проделанной работой. С чувством патриотизма и выполненного долга.





 По-моему, девочкам хорошо :) 



 


    Следующим пунктом в программе посещений был парк троллей – Терветте-парк.  Все бы ничего, да точного адресы мы, по хорошей традиции, не знали, а навигатор по той же традиции, как я уже говорил, благополучно сдох. Благо, хоть кто-то из наших друзей знал примерное направление. Уже что-то.  Парк искали по указателям вдоль дорог. Нашли примерное место. Как добраться более конкретно – логика пасовала. Вспомнив классика советской сатиры, мол, ничто так не приободряет, как личный опыт, решил пойти и этот самый личный опыт приобрести, обогатить, так сказать. Иными словами, пошел выведывать у местного населения, скудно представленного в данном сегменте латвийской суверенности работницей автозаправочной станции, (одна штука). (И станция одна, и работница.)  Ощутил себя Клинтом Иствудом. Захожу в павильончик. Взгляд сурово сосредоточен. Пристально смотрю в глаза мадам, что стоит за кассой. Она в этот момент рассчитывает какого-то местного буржуа. О чем-то они по-своему почирикали, тут буржуа увидел меня, суетливо забрал сдачу и моментально выветрился. Секунд двадцать длилось молчание. За это время я: поправил воображаемым дулом воображаемого кольта поля воображаемой шляпы, пожевал воображаемую сигару, прикинул – «А не заправиться ли бэнзинусом», и в итоге, сказал зачем-то по-латышски: Лабдиен! (Эт меня Карина научила. Ну или если быть совсем честным, эт я в чайном домике подслушал.) Мадам добросовестно мне что-то в ответ прощебетала. Да, думаю, попал. «Что делать? Соврать, что давно дома не был, и латышский понимать перестал?.. Нет, обманывать же нехорошо… Говорить по-русски? Вдруг она по-русски не понимает, может, тут наших-то и не бывает вовсе, дикий же край, может, они одной рыбой питаются. По-аглицки спрошу, думаю. Угу, а англичан тут, значит, ежедневно ведрами носят.» В конце-концов здравый смысл взял верх. У мадам, не у меня. Я-то в гостях, мне тупить можно. И молвила женщина языком русским, но смешным: «Те чо, хлопец?» Я говорю, сам, дескать, не местный, а мне пройти-проехать на Садовое кольцо. Разузнал, как добраться до парка, доехали. Взяли карту, пошли гулять. Нагулялись.








     В таких парках всегда поражает спокойная фундаментальность какая-то. Народу, мягко говоря, немного, а вот на ж тебе – есть какая-то избушка гномов, в ней сидит весь день Матушка-гномиха. Или же есть домик Бабы-Яги, и сидит в нем весь день, без перерыва на обед, самая настоящая, мультиязычная Баба-Яга. Варит в котле варенье, в другой чай, и этот самый чай пьет, и других потчует. Хотя... были сигналы, мол, не чай она там пьет, категорически заявляю: чай. С мятой. И еще какой-то фигней травяной, типа чебреца, зверобоя, корня пустырника, ромашки, солодки обыкновенной, пастушьей сумки, рога единорога, копыта мамонта и заячьего помета.  Финальной частью нашего пребывания в Терветте-парке стала огромная детская площадка, детский городок, где по понятным причинам мы зависли надолго.

 Деревня гномов. Даже зокам тут тесновато :)















 Баба-Яга рассказывает зокам, как пройти в детский городок.

 Вот оно, "зочье щастье". 


 Ну разве можно устоять перед искушением залезть в то, не знаю что?


 Не такое это простое дело, лазать везде и первооткрывать напропалую... 









    После Терветте путь наш лежал в город Паневежис, с единственной, правда, целью: переночевать. По дороге заехали в Шауляе в магазин, закупились продуктами на ужин и завтрак. В магазине искал полку с хлебом почти по той же схеме, что и дорогу в Терветте-парк на заправке. Узрел одинокую фигуру и ринулся к ней с вопросом: «Тетенька, дайте хлебушка?» «Тетенька» вообще не удивилась (можно подумать, я у неё каждый день спрашиваю, где хлебушка взять) и отвела меня к прилавку с классным, свеженьким, заварным черным хлебом.  Прибыли мы в Паневежис. Но без приключений-то мы не можем. Распечатанная, аккуратно сложенная и приготовленная для использования по прямому назначению бумажка с адресом и телефоном апартаментов сгинула в небытие. По упомянутой уже, хорошей, значит, традиции. Дом с горем пополам нашли, а как в этот муравейник попасть – загадка. Нарезал я пару кругов вокруг шедевра литовского зодчества эпохи постмодернизма… Чую, пропадем. В конце-концов, упомянутые в начале повести гаджеты нам нужны не только для поддержания на плаву компаний-производителей, а и пользы ради. Стоя под закрытой дверью подъезда, полезли в сеть, нашли на сайте координаты, состыковались. Ничто просто не дается. Однако, мытарства наши с лихвой окупились прекрасными апартаментами и огромным, соизмеримым с отдельной комнатой, балконом.
    Меж тем в Токио близится к завершению майское басе, - пятый из шести турниров по профессиональному сумо. Но это в Токио, а мы продолжаем путь в сторону финальной точки весеннего турне – Минска.  Дрынь-дынь-дынь-дынь…
    Гостеприимный Паневежис мы покинули часов, эдак, в одиннадцать утра следующего дня. Взяли курс на Вильнюс (мы ж обещали заехать хоть на минуточку), откуда далее, кратчайшим, но отнюдь не прямым путем, двинулись к Минску. Проблем на границе не возникло, машин было мало, границу прошли быстро. Где-то в полях Белоруссии пообедали и продолжили пусть к столице братской славянской республики. В Минске были рано вечером. Нашли нужный дом, вселились в апартаменты.
Ностальгия.
   Еще на въезде в город складывается впечатление, что ты едешь по Москве года эдак… хорошего, доброго и чистого года, и при этом из-за легкой временной дымки проглядывает цветастое небоскребное и иномарочное будущее. Про столицу Белоруссии, да и саму Белоруссию написано много, и стоит отметить, что все ранее по этому поводу написанное – правда. Даже самые отъявленные скептики, высказывающиеся в ключе чрезмерно предвзятого обывательского к «бульбашам» отношения, меняют свое мнение после прикосновения к тому, что мы называем социализмом с человеческим лицом. Возделанные зеленые поля, порядок и чистота на улицах, современная архитектура, непостижимо удачно вписывающаяся в исторический облик города, все это поражает. При этом ты воспринимаешь окружающую действительность так очевидно, что не чувствуешь себя чужаком. Лично у меня, повторюсь, сложилось впечатление, что идешь по Москве, как в детстве, когда мы шли на вокзал перед отъездом в Волгоград, по Садовому кольцу, всей семьей… Монументальные здания советского стиля, с барельефами, довольно плотный поток машин (не сравнить с сегодняшним московским, конечно, но по сравнению с посадским, как мне казалось – просто мясорубка), зелень и приятное ощущение путешествия.
    Поселились мы в доме на Площади Победы, на домах вокруг оной площади величаво, но не кичливо, красуется надпись: «Подвиг народа бессмертен!» Гладя на Город-герой Минск с этим не поспоришь. На площади же установлена стела в честь победы в Великой Отечественной Войне. Отношение к празднику 9 Мая в этой стране весьма серьезное. Помню свои впечатления от праздника 9 Мая в Бресте. Без суеты и лишней помпезности, блестящей мишуры и фальши.  Подготовка к празднику велась полным ходом. Город, украшенный еще к Первомаю, приобретал дополнительный колорит. Поужинав в кафе и проведя небольшую рекогносцировку с посещением Парка Горького, мы вернулись домой, дабы наследующий день, с новыми силами и свежими головами, продолжить знакомство с Минском. Ближе к ночи стали свидетелями репетиции Парада Победы с праздничной церемонией, которые проходят как раз на площади, куда выходили окна нашего временного пристанища.



    Утро следующего началось с завтрака. Казалось бы: причем здесь Лужков? Слава Богу – ни при чем. То-то минчанам свезло. Пошел я, значит, в самый настоящий гастроном, который находился прямо через дорогу, чтобы приобрести что-нибудь к завтраку. Обменяв в обменнике посредством обмена каких-то денег, и получив вместо одной бумажки целую котлету разноцветных банкнот, двинул в магаз.  Видимо, включилась какая-то моторная память, оставшаяся в наследство от детства, когда, значит, ты приходишь в магазин, говоришь продавцу, что тебе нужно, а потом идешь в кассу, выбиваешь чек, а уже оттуда возвращаешься к прилавку, где и берешь вожделенный (или у кого как) сверток. Так вот, от этих процедур обленившийся потребительский мозг человека, обеспеченного материально, расслабленный, значиться, пароксизмом удовольствия, сбой не дал, а затупил он (а значит и я) в момент изъятия ден. знаков респ. Белорусь из бумажника в открытое пространство. Стоим мы с мозгом, дружно тупим. Деньги, вроде, похожи на наши, привычные, того же цвета, но нулей на них сильно больше. Кассирша (а она именно КАССИРША, вне всякого сомнения), сжалившись, решила помочь интуристу в моем лице. Давай, говорит.. Вот смотри: это так, это вот столько, это так… Эх, вздыхает, россияне… Так вот, счастливый, неусталый и вполне довольный, пробыл я к своему семейству, таща в пакете добычу в виде кисломолочных продуктов к завтраку. Ах да, время перекусить – прошу к столу, вскипело.
   Подробный осмотр города мы начали, как и накануне, с посещения парка Горького. Детей, понятное дело, в первую очередь интересовали аттракционы, которые они засекли еще при вчерашней,  вечерней прогулке. Оказалось, что аттракционы эти работают с трех часов дня, а по сему, решено было двинуть в пеший тур по столице. Через парки и скверы, до исторического центра. Ходили, гуляли, осматривали. Погода стояла шикарная: Солнце, легкий ветерок, воздух чист и свеж, одним словом – весна! Настроение самое что ни на есть позитивное. Покатались на катамаранчике, набродились по набережной, и ощутили острое желание пообедать. Отыскали подходящую корчму/таверну/кафе и отобедали на славу. Поскольку заветные три часа дня наступили, после обеда двинули непосредственно в парк, к аттракционам. Вот здесь дети оттопырились… Увести детей из парка аттракционов вообще занятие непростое, а когда и самому уходить не хочется – тем более. Однако, решительное (а на самом деле, скрепясердеШное) «все, пойдем дальше» сделало свое дело и мы двинули к выходу из парка, чтобы побродить по вечернему Минску еще немного. Надо сказать, что прошли мы по проспекту совсем немного. Вроде, и собирались посетить еще и Парк Челюскинцев, но, слава Богу, до него так и не дошли, ибо, по свидетельствам очевидцев, на это нужен целый день, которого у нас уже не было. Нагуленная усталость погнала нас-таки домой, где мы и оказались, когда уже почти совсем стемнело.

 Макс занят любимым делом: гоняет голубей.



 Перед парком Горького группа студентов-художников на пленэре :)





 Колесо обозрения просило на нем покататься.


Планетарий (или обсерватория).


 когда-то в нашем городском парке стояли такие же... 

















































    На следующее утро, завтракая на самой обычной советской кухне, глядя в открытее окно во двор самого обыкновенного советского двора и наблюдая за возней ребятишек, работой дворников, снова ощутил какой-то сюрреализм происходящего – как в кино… только как-то по-настоящему. Альтернативная реальность, близкая и понятная. Белый с синим поливальный «ЗиЛ», зеленый «Газик» - хлебовоз… Тишина, щебет птах, шарканье дворника, редкие реплики жильцов – как в детстве, во время летних каникул, когда ты проснулся, никуда не спешишь, и впереди у тебя целый день… И ни одной неприятной физиономии из Средней Азии! Из приятного оцепенения вытаскивает горничная, которая пришла, чтобы убрать квартиру и забрать ключи. Выносим вещи, грузимся в машину. Впечатления смутные. Взрослые, думаю, поймут, а детям.. Детям этого не объяснишь, да и ни к чему, - как мне кажется, они поняли то, что мы хотели им донести и показать. По-своему, конечно, но тем не менее.
   Выезд и Минска оказался весьма прост: по проспекту, никуда не сворачивая, на восток… Оказавшись на трассе, заправились, тут же на заправке приобщились к белорусским деликатесам. Обидно, конечно, но поводов задерживаться больше нет, нужно ехать. Некоторое время едем молча, изредка обмениваясь фразами о впечатлениях. «Папа, - говорят дети, - это же хорошая дорога, тут можно ехать быстро, давай поедем?» И папа дал. Он же может. К Москве подъехали неприлично рано, около девяти вечера. Дома были уже в одиннадцать. Привычно разгрузили Меган, даже поужинали немножко. Дети, держа чашки, смотрят на нас с Мамой-Машей, и спрашивают: "Это что же, все, больше никуда не поедем?» Хитро перемигиваемся с женой: «Видно будет, - отвечаем, - сейчас марш спать.» Зоки, похватав свои игрушки, ринулись по кроватям (не забыв почистить зубы, конечно же), где сразу же принялись что-то обсуждать. Быть может, наши проницательные дети уже тогда были уверены, что их непременно ждет продолжение! Так что… Утром-вечером – мудреннеем, поэтому пойдем-ка и мы спать, ведь если лечь в кроватку, закрыть глаза и улыбнуться…


Все фото из той поездки здесь , здесь и здесь ... ;) 
to be continued... 

1 комментарий:

  1. Ах, как хочется вернуться в городок...
    Как сказала БиЛеля, просмотрев фоторяд - все больше становится мест, где хотелось бы побывать еще раз. И это радует. Мы по-прежнему открыты миру, способны увидеть в окружающем что-то новое и удивиться.
    Будем с нетерпением ждать продолжения.

    ОтветитьУдалить